Наука для всех простыми словами

Самый лучший сайт c познавательной информацией.

Тулум - город рассвета.

21.11.2017 в 08:31

Из испанских и индейских хроник известно, что в каждом юкатанском государстве-"провинции" имелся один или несколько крупных городов. Однако, после конкисты (завоевания) испанцы возвели на их месте свои собственные селения и города, использовав для строительства тесаный камень, взятый из древних дворцов и храмов. Позднее всякие следы доколумбовой жизни были почти целиком погребены под многовековыми напластованиями колониальной поры и под современными постройками.

Один выдающийся памятник той смутной для Майя эпохи избежал общей печальной участи и почти без изменений сохранился до наших дней. Речь идет о тулуме (Tulum) - сравнительно небольшом древнем городе Майя (564 год нашей эры), расположенном в кинтана - роо, на восточном побережье полуострова юкатан.
В фольклоре современных Майя есть сказка о том, как в древние времена тулум был соединен с городами Коба, чичен - ица и ушмаль посредством кушан сан - дороги, подвешенной в небе. Эта кушан (живая) сан (веревка) имеет под собой реальную археологическую базу - одно время эти города на самом деле связывали мощенные камнем дороги.
Возведённый на известняковой скале над сине-зелеными волнами карибского моря, тулум был надежно защищен и самой природой, и человеком: с трех сторон его окружала высокая и толстая каменная стена, а с четвертой - десятиметровый утес, круто обрывающийся в море.
Тулум - означает в переводе с языка Майя "Стена", "укрепление", так как город обнесен стеной. Но в древности он, видимо, носил другое название. Есть все основания считать, что в доиспанскую эпоху тулум был известен местным индейцам под названием сама - "Город Рассвета".
Истоки тулума уходят в далекое прошлое. Его расширяли в период пребывания на юкатане тольтеков, и он был населен, когда испанцы на четырех кораблях под командованием Хуана де грихальвы плыли вдоль морского побережья в мае 1518 года.
Священник Хуан диас сообщил о том, что видел "три больших города на расстоянии двух миль друг от друга. Там было много каменных домов … перед нашими глазами предстал такой большой город, что Севилья не показалась бы больше его. Там была очень высокая башня, на берегу стояла огромная толпа индейцев, которые несли два штандарта, которые они поднимали и опускали, давая нам сигнал приблизиться". В реальности там было четыре города: шельха, солиман, тулум и танка, расположенные так близко друг к другу, что создавалось впечатление одного продолжающегося города.
Тулум - самый большой и впечатляющий город Майя на восточном побережье юкатана. И хотя он был замечен еще в XVI веке, его настоящими первооткрывателями могут считаться Джон Ллойд стивенс и Фредерик катервуд, которые прибыли в тулум в середине марта 1842 года.
Тулум - единственный памятник, который по своему внешнему виду и планировке целиком соответствует нашему представлению о древнем городе. Зажатый между морем и каменной стеной он имеет четкую форму прямоугольника, длинная сторона которого тянется параллельно морскому берегу. Стена была сложена насухо из грубо отесанного камня и носила явно оборонительную функцию. Общая ее протяженность составляла свыше 721 метра, высота - от 3 до 5 метров, а толщина - до 5 метров.
В стене было сделано пять проходов - ворот, каждые из которых могли пропустить единовременно только одного человека. Караульные помещения на западном конце города располагались. За его пределами земля сплошь покрыта густой растительностью болот, которые простираются на много километров в глубь материка. Северо-восточные ворота представляли собой проход в стене, который выходил на мощеную дорогу в направлении города шельха, расположенного в 10 километрах от тулума, а где-то неподалеку от него был поворот на город Коба, и оттуда дорога вела в чичен - ицу. Внутри этих ворот была сооружена постройка из трех помещений, стоявшая над единственным в городе источником воды - небольшим сенотом, дававшим жителям города свежую воду.
Внутренняя площадь четырехугольника, огражденного стеной, имела размеры 380x170 метров. Большую ее часть занимали каменные дворцы и храмы, размещенные вдоль трех длинных и параллельно идущих прямых улиц. Главная улица, разбитая строго по линии север - юг, соединяла ворота, пробитые в противоположных друг от друга боковых участках оборонительной стены.
Наиболее значительный архитектурный ансамбль тулума - эль - кастильо (El Castillo. Это сооружение высотой 7, 5 метров расположено в центре города на скалистом холме и видно с моря на большом расстоянии. На вершине эль - кастильо находится приземистый храм, у которого когда-то была крыша на деревянных балках. Возможно, это небольшое святилище использовалось в качестве маяка для подплывающих лодок. Это здание отмечает разрыв в барьерном рифе, который проходит вдоль побережья.
В том же месте расположена небольшая бухточка, пляж для высадки и расселина в утёсах, что делало его идеальным для швартовки торговых лодок. Вероятно, такой набор географических особенностей и был причиной основания тулума, который стал важным майянским портом.
Внутри обнесенного стеной пространства, над которым возвышается эль - кастильо, стоят десять других построек, возведенных в различные периоды. Расположенный в юго-западной части храм ныряющего бога представляет собой не только самую живописную постройку в тулуме, но и одну из тех немногих, что сохранилась.
Его интерьер, наружные стены и обе стороны дверного проема покрыты фресками. В нише над дверью помещена алебастровая фигура ныряющего или спускающегося крылатого бога, прыгнувшего головой вниз к земле. Было установлено, что это бог пчел - ах муцен Каб.
Архитектура тулума типична для городов Майя восточного побережья полуострова - квадратные приземистые очертания, грубая каменная кладка, плоские крыши на деревянных балках и масса лепных алебастровых фигур на фасадах. Прослеживаются здесь и чисто мексиканские черты, свойственные чичен - ице и майяпану, например, колонны в виде пернатых змей, разделяющие дверные проемы в святилищах.
На наружных и внутренних стенах эль - кастильо, а также других святилищ и храмов часто встречаются фресковые росписи. Наиболее хорошо сохранившиеся фрагменты найдены в двухэтажном храме фресок (Temple of the Frescoes.
По стилю эти росписи очень близки рисуночным рукописям индейцев миштеков из горной оахаки (X - XVI веков), но по содержанию - чисто майянские. Здесь представлены различные боги Майя: бог дождя Чак со скипетром правителя в руках, женские божества, совершающие какие-то сложные ритуалы среди ростков фасоли, бог неба ицамна, различные животные.
На одной из фресок Чак изображен сидящим верхом на четырехногом звере довольно значительных размеров. Учитывая явную необычность этого мотива для всей доколумбовой иконографии Мексики и центральной Америки, можно предположить, что Майя, жившие в конце XV - начале XVI веков на восточном побережье юкатана, уже видели или, скорее, слышали об испанских всадниках, сеявших в те годы ужас и смерть на островах Вест-индии (куба, Гаити, Ямайка.
Храм бога ветра (Templo del Dios del Viento) служил в качестве смотрового поста, где была система штормового предупреждения. В крыше здания было отверстие, которое производило свист во время сильного ветра. Когда жители города слышали свист, они знали, что приближается шторм.
Артефакты, найденные в городе и рядом с ним свидетельствуют о том, что морские и сухопутные торговые пути из центральной Мексики и центральной Америки сходились в тулуме. Были обнаружены медные предметы из мексиканских нагорий, предметы из кремня, керамика, благовония и золотые предметы, созданные во всех частях юкатана. Соль и текстиль привозились в тулум по морю, а затем распределялись вглубь полуострова, откуда привозились экспортируемые перья и медные объекты. Товары перевозились по морю до устьев рек, таких как Рио - мотагуа или усумасинта, и на небольших каноэ поднимались вверх по течению.
Укрытый с моря грозными коралловыми рифами, а с суши - непроходимыми болотистыми джунглями, тулум, вероятно, мог существовать какое-то время спустя даже после высадки на юкатане конкистадоров Франсиско де монтехо в 1527 году. Но это, отнюдь, не меняло общей безрадостной картины. С XV века следы разброда и упадка все явственнее проявлялись в жизни юкатанских Майя.
Это была агония великого народа, печальный закат некогда блестящей цивилизации. Часы истории неумолимо отсчитывали свой срок. У Майя не оставалось больше времени ни для творческих поисков, ни для политических преобразований. На голубых просторах Атлантики маячили уже паруса испанских кораблей, несших с собой разрушение и гибель всему прежнему укладу жизни индейской Америки.